November 14th, 2015

Почему мы должны показательно скорбеть по жертвам парижских терактов?



Егор Холмогоров пишет в своём фэйсбук:

Почему в связи с трагедией в Париже уместно и необходимо критиковать Олланда, его политику, французские безобразия, вспоминать уродов из «Шарли» и т. д.

Ведь «погибли простые парижане, которые никакого отношения к «Шарли» не имеют».

В нашем самолете тоже наверняка летели не только сторонники Путина.

Однако это никак не помешало эбдокарикатуристам духариться на сей счет. Факт в том, что французское общество публично никак не осадило этот глумеж, напротив, заявило, что он является частью их демократии.

В теракте на Синае погибло более 200 граждан России. Ни в чем не повинных людей. Не холмогоровых.

Тем не менее во французской прессе достаточно нашлось тех, кто в этом контексте с разной степенью негативности и без всякого уважения высказался о России, русских, Путине и т. д. Предел – это глумеж «Шарли» над жертвами теракта, оправданный французским МВД ссылкой на свободу слова.

Внимание, вопрос: почему в России в рамках той же свободы слова недопустимо выражение того же спектра негативных мнений в отношении Франции и ее политики, без всякой чувствительности к гибели людей?

Почему мы требуем от себя большей чувствительности и политкорректности, чем в эталонной демократической стране Франции?

Разумеется, никого нельзя принуждать не скорбеть. Но и орать, как Захарова из МИДа: «Забаню за любое упоминание карикатур» – это типичный патриотизм заграницы, и объявлять скорбь долгом каждого россиянина – это служение тому самому культу Чужебесия.

Французы публично унизили более двухсот невинно погибших наших сограждан. Никаких извинений и обещаний, что это не повторится, Россия не получила.

Почему при этом мы должны показательно и принудительно скорбеть по французским гражданам, столь же невинно погибшим, забывши о том, как обошлись с нашими?

Это не вопрос чувства мести. Это вопрос эмуляции демократических институтов. Видишь, как поступают Настоящие Демократы, – поступай так же, особенно с ними самими.

P.S. Егор прав, и возражение ему можно привести только одно - поступать так же, как поступают "Настоящие Демократы", значит ставить себя с ними на один уровень. Поэтому глумиться, конечно же, не надо. Но и изображать вселенскую скорбь никто из нас не обязан.

Асад сегодня заметил - то, что произошло во Франции, происходит в Сирии уже пять лет. И нет никакого воя и стона "демократической общественности".  Франция, в союзе с отмороженными монархиями Залива, США и Великобританией, спокойно и методично разрушала Сирию, обрекая на смерть не 150 человек, а много раз по 150 тысяч человек. Именно Франция была зачинщиком расправы над Ливией, в результате чего благополучная и процветающая страна с высочайшим уровнем социальной защиты превратилась в кровавое гуляй-поле. Только по той причине, что европейские элиты решили убить своего кредитора Каддафи и присвоить ливийские деньги. И теперь каждый ливиец не просто подвергается смертельной опасности, а живёт непосредственно под  властью тех, кто вчера расстреливал парижан.

Каддафи же предупреждал, чем это закончится. Франция всего лишь пожинает плоды своей преступной политики. Не надо было поддерживать "арабскую весну" и разрушать другие государства.

Тут можно возразить, что люди, которые вчера погибли, вряд ли виноваты в принимаемых французской элитой преступных решениях. Но это в корне противоречит утверждениям французов о том, что они живут в демократической стране и сами выбирают власть. Если они раз за разом выбирают власть, совершающую преступления против мира и человечности, значит, сами являются соучастниками этих преступлений.

Вот мы, русские ватники - согласно представлениям демократической общественности, - живём под пятой кровавого тирана, демократии у нас нет - с нас и спроса быть не может. Но французы-то ведь сами выбирают власть? Соответственно, разделяют ответственность. Вот и разделили.

Скорблю ли лично я? Честно сказать, нет. Хотя в душе понимаю, что это очень плохо, неправильно. Но врать не хочу - не скорблю. В мире ежедневно погибает огромное количество людей, действительно невиновных. У меня нет ни малейшей причины скорбеть конкретно об этих французах. Особенно учитывая то, что эти люди (или, от их имени, ими же демократические выбранные политики) называли кавказских террористов "повстанцами". Нет, я не мстительный человек - просто у меня хорошая память.

Плакать обо всех - и живых, и мёртвых, - это удел святых, которые тоже, в общем, скорбят не о гибели тела - оно есть прах и умрёт в любом случае, - а о гибели бессмертных душ всех людей в мире. Я пока, увы, не достиг такого уровня вселенского сопереживания.

Ну а кто из читателей этого достиг и искренне, не на показ, льёт слёзы по незнакомым иностранцам - тот пусть первым бросит в меня камень.

P.P.S. А, ещё, конечно же, надо добавить, что наши политики, 100 процентов, полагают, что реки слёз сейчас как-то сблизят нас с французами, вообще с Западом - они "наконец всё поймут" и мы чуть ли не вместе, единым фронтом и т.д. Это самое плохое, что может произойти, потому что они нас потом всё равно предадут и подставят, как предавали и подставляли всегда.

Парижские теракты странным образом совпали с намечающимся переломом на сирийских фронтах

Еще со времен гибели лайнера «Луизитания» политикой отдельных стран и целых континентов управляют с помощью локальных, ярких и зверских событий.

Пассажирский лайнер, о котором все давным-давно позабыли, был торпедирован немецкой подлодкой в мае 1915 года. Погибло 1198 пассажиров, из них свыше сотни были гражданами США. Все это привело в итоге к вступлению США в Первую мировую войну на стороне Антанты. Пепел пассажиров «Луизитании» стучал в сердце каждого простого американца и взывал к отомщению. Такой же мести потребовала и странная трагедии в Перл-Харборе, которая логично вылилась в участие США во Второй Мировой, которую на Западе, не стесняясь, называли «продолжением Первой мировой войны». Потом, как бы са -собой случился крах колониального устройства мира, доллар стал мировой валютой, а США превратились в главное государство-гегемон...А все началось с пассажирского лайнера идущего по маршруту «Нью-Йорк-Ливерпуль», с полной бортовой иллюминацией. Лайнер затонул всего за 18 минут, потому что занимался перевозкой особо опасных взрывчатых веществ, о чем как-то стеснялись говорить в начале 20-го века. Но не стеснялись при этом влезть в войну на другом континенте... Не напоминает историю башен-близнецов?

Серия терактов в Париже тоже случилась дьявольски вовремя, именно в тот момент, когда в Сирии, у самых упертых и боеспособных исламистов начался сыпаться фронт. И стало совершенно очевидно, что следующие на очереди — Свободная Сирийская армия, столь любимая Западом «умеренная оппозиция кровавому режиму Асада». Без радикального исламисткого крыла ССА сомнут и выдавят остатки в Турцию, за считанные недели. Медлить было нельзя. После кровавой, ненужной и какой-то инфернально-бессмысленной авантюры в Ливии, Франции сложно было объяснить, зачем ей теперь нужна война в Сирии? И остальной Европе тоже было непонятно.

Зимой до них попытались довести директиву привычными методами — расстреляв редакцию «юмористического» журнала. Резонанс был. Но, какой-то не такой, без оргвыводов. Европейские политики сообразили, что их втягивают «в непонятное», поэтому просто постояли на улице, крепко взявшись за ручки, стараясь не моргать, чтобы не испортить групповое фото. Потом все разошлись по домам. В следующий заход в Европу организовали «великое переселение пользователей Твиттера и Фейсбука бегущих от войны в Сирии, развязанной кровавым Асадом». Надеюсь, уж никому не надо объяснять, как с помощью соц.сетей направляли толпы европейских беженцев? И опять никто, ничего не понял и не сделал.

Предположу, что за выходные европейский электорат будет доведен до точки кипения с помощью СМИ, а уже в понедельник евробюрократы начнут принимать решения. Самое наглядное, лежащее на поверхности — срочно оказать помощь «хорошей сирийской оппозиции». И Запад в Сирии, пропустив холодные закуски, еще успевает к «горячему». Как с открытием Второго фронта. Помните? Три года завтраков из ленд-лизовской тушенки, которой кормили истекающий кровью СССР. Но, как только в войне случился перелом, и возникла вероятность, что алюминиевые дизели Т-34 будут чадить на берегах Гибралтара и Босфора, на пляжи Франции, как тараканы, полезли наши американские союзники. Спешили успеть ухватить свой кусок. Люди в этих комбинациях — мусор.

Дмитрий Стешин, военкор "Комсомольской правды"