April 29th, 2013

ЛЕБЕДИНАЯ ПЕСНЯ "БОЛОТА"

"Коммерсант":
На прошлой неделе суд признал Константина Лебедева одним из организаторов беспорядков на Болотной площади 6 мая, а оппозиция признала его предателем. Заключивший сделку со следствием и приговоренный к 2,5 годам колонии Лебедев рассказал Олесе Герасименко, как, где и с кем он планировал совершить революцию.

Длинное интервью. В ЖЖ не влезет. Я только короткие отрывки выбрал.

Суровая проза жизни:

Когда нас упрекают, что мы подставили честных людей, то мне хочется ответить: ребята, по-другому не бывает. Подпольная работа и фандрайзинг — часть жизни оппозиции. А вам знать об этом не обязательно.

О методах «конспиративной работы»:

- Сколько раз вы с Удальцовым и Развозжаевым встречались с Таргамадзе в Минске?

В таком составе три раза. Первый раз — в марте 2012 года. Приехали на машине депутата Ильи Пономарева, Леня на ней Удальцова везде возил. Приехали, познакомились, выпили. Попытались написать какую-то смету, но уж пьяные были… Вообще, дела решаются как: два дня пьют, на третий чего-то придумывают, потом уезжают. Так вот эти 42 человека погудели, ломятся в аэропорт. Потом смотрят: что за херня, а где главный-то? Главного забыли в отеле. Не разбудили, он там спать остался… (Всё-таки старые большевики были в чём-то принципиальнее, да и их спонсоры тоже. Можно ли себе представить Ленина, который  нажрался портвейна и забыл в швейцарском отеле мертвецки пьяного немецкого резидента? Постмодернистская лёгкость бытия…)

Потом мы ездили в июне и третий раз — в конце августа, из Литвы на машине с Василичем (Таргамадзе.— «Власть»). Перед этим мы 26 бутылок вина вчетвером выпили за вечер в Литве. И тут Василич говорит: «Срочно едем в Минск, звони Сереге». Я, тоже пьяный, как-то невнятно позвонил Сереге, он под Брянском где-то был. За нами машина с дипломатическими номерами приехала. За руль садится пьянющий посол Грузии в Литве, который с нами эти бутылки и пил. И на скорости 140 км в час мы летим до границы. Там садимся в другую машину с дипномерами, уже, видимо, посла Грузии в Белоруссии. На ней приезжаем в квартиру, начинаем добухивать. Серега с Леней приехали на следующий день, и мы начали пить все вместе. Когда летели назад, я, сильно пьяный, в аэропорту боялся, что сейчас нас с Серегой кто-то на фотоаппарат заснимет. Стюардессы в ужасе были, я молился, чтобы они его не узнали.

О том, как западные спецслужбы берегут своих агентов:

Грузины помирились с белорусами и через Сухаренко, тогдашнего главу КГБ Белоруссии, начали туда наезживать. И в 2010 году Таргамадзе рассказал мне, на каких условиях это произошло: они очень хотели, чтобы Лукашенко отвернулся от России. Одним из условий было, что все свои данные по белорусской оппозиции, с которой они работали очень давно и вложили туда много денег, они сдают КГБ. Они рассказали им обо всех спонсированных ими акциях и сдали всех белорусских оппозиционеров («За нашу и вашу свободу!» Грузины никогда не решились бы слить сеть белорусской «пятой колонны», не получив разрешения от западных кураторов…)

О революционной принципиальности:

- А есть чьи-то деньги, от которых вы бы отказались?

«Вопрос не в деньгах, а в условиях… Эта история — двойная разводка. Мы пытались развести их на деньги за возможность почувствовать сопричастность к большому процессу, что им очень важно, потому что Таргамадзе с этого кормится… Гиви хотел от нас беспорядков — хоть каких-то. Они нам говорили: «Вы сейчас хорошо поработаете, а мы вам поездку в Лондон устроим и денег на вашу партию». Возможно, мы друг другу просто врали.Не считаю это чем-то экстраординарным, меня вот жуликом беспринципным называют, но я не согласен. (хотел бы  посмотреть хоть на одного беспринципного жулика, который согласится, чтобы его так называли…)

- Зачем вы обсуждали с Таргамадзе подрыв Транссибирской магистрали?

Надо знать Леню (имеется ввиду Развозжаев). Он очень нетерпеливый парень, и все эти деньги он воспринял близко к сердцу. В свое время он жил в достатке, и память о сытых годах его не оставляла. Он мучился, что живет за счет жены. Он всегда хотел стать профессиональным революционером, чтобы не надо было думать о бизнесе и чтобы родственники не пилили. Он хотел гарантированного дохода…»


О светлом прошлом:

«…Я уверен, что, случись эта история лет пять назад, мы бы отделались только фильмом, сколько их таких клепали. Мы бы утерлись и пошли бы дальше….»



P.S. Интересное интервью. Рекомендую. Особенно поучительно для начинающих борцов «за нашу и вашу свободу». Судя по всему, проект "Болотная", начатый Госдепом США в 2011 году, на этом окончательно загнулся. Всем участникам спасибо - было прикольно. Матч завершился в пользу "Кровавого Режима". Ждём, что теперь новенькое в ответ придумают западные кураторы нашего "креативного класса".
 

ОТВЕЧАЯ ВЕНЕДИКТОВУ. ПОЛКОВНИК БАРАНЕЦ .

Оригинал взят у magelanin в ОТВЕЧАЯ ВЕНЕДИКТОВУ. ПОЛКОВНИК БАРАНЕЦ .
Вот ваши слова, которые я привожу здесь полностью.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А вот его беспокоит, да. Ну, мы знаем уже, что Пермский край опроверг, что ему было дано поручение, но тем не менее, да? Или мы видим абсолютно, на мой взгляд, безобразный вопрос полковника Баранца по поводу Сердюкова и Васильевой. Ты можешь как угодно относиться к Сердюкову, ты говоришь все время и говоришь там «Честью клянусь, я – русский офицер». Я не помню, чтобы русские офицеры воевали с женщинами, я не помню, чтобы они обсуждали, нравятся им стихи этих женщин или не нравятся, и что их нужно сослать там в глубину сибирских руд.Это какая-то недостойная офицера позиция. Совершенно очевидно, что человек решает какую-то проблему. Всё, нет уже Сердюкова, уже сидит эта женщина под домашним арестом – это вообще не твой вопрос. Ты чего, парень? Ты входишь так же, как я, в общественный совет при министре обороны. В армии полно проблем. Она не наблюдает с открытым ртом стихи Васильевой. То есть человек выполнял чью-то просьбу, абсолютно очевидно. Для чего-то нужно было еще раз, там, нажать и повернуть. И такие вещи были.
Вот вам и общественный совет при министре обороны и люди которые там. Как думаете какие вопросы они могут задавать и решать?

==================================================================


1. "Или мы видим абсолютно, на мой взгляд, безобразный вопрос полковника Баранца по поводу Сердюкова и Васильевой".

ОТВЕЧАЮ:

Я не понимаю, почему мой вопрос Путину "безобразный"? Президенту страны было примерно 3,5 млн. вопросов. И более 20 тыс. из них тоже касались "безобразий" - коррупции в армии, разоблачений Сердюкова и его воровской кампашки в "Оборонсервисе". Люди возмущались мутным ходом расследования уголовных дел. Думаю, что гражданских и военных людей, возмущающихся этим же, в России не 20 тысяч, 120 миллионов. Так что же "безобразного" есть в том, чтобы публично передать Путину это возмущение? И глаза в глаза спросить его, - ЧЬЯ же это сильная и таинственная рука манипулирует и следствием, и судом? Как ВВП видит свою роль в том, чтобы следствие было объективным?
Что же касается вашего вопроса Путину, то теперь и я имею полное право дать ему свою оценку (хотя всегда считал и считаю, что по правилам корпоративной этики давать публичную оценку характеру вопроса коллеги по информационному цеху - невежественно и бестактно. Но я вынужден "поднять перчатку", брошенную человеком, у которого явно нет даже примитивных понятий об этом). Так вот: ваш вопрос был тупым в отличие от моего "безобразного". Хотя бы по части "Пусси райт".
Когда толпа музыкальных блядей споет в синагоге песню "Будь ты проклято, "Эхо мацы!", а их повяжут и отправят шить кальсоны в зоне, я тоже (подобно вам) буду орать про "кровожадность доверенных лиц" и требовать освобождения этих благородных дев, совершивших подвиг.

2. "Ты можешь как угодно относиться к Сердюкову, ты говоришь все время и говоришь там «Честью клянусь, я – русский офицер». Я не помню, чтобы русские офицеры воевали с женщинами, я не помню, чтобы они обсуждали, нравятся им стихи этих женщин или не нравятся, и что их нужно сослать там в глубину сибирских руд.Это какая-то недостойная офицера позиция".

ОТВЕЧАЮ:
Я никогда и нигде не говорил, и не писал вот так нелепо составленные вами слова «Честью клянусь". Более того, даже в моем блоге я не раз призывал офицеров не произносить и не писать без нужды слова "Честь имею!".
Вы же приписываете мне слова, которых я не говорил и не писал. Это по любым меркам - человеческим или профессиональным - невежественно и бестактно. Ибо ложь, навет и поклеп.
Лжете вы и тогда, когда приписываете мне слова "я – русский офицер».
Я никогда и нигде не мог произнести (или написать) эти слова потому, что я фактически никогда не был русским офицером (а был и остаюсь им всего лишь по духу, хотя впервые признаюсь в этом публично).
Довожу до вашего сведения: я украинец. А служил в Российской армии (чем и горжусь).

Ваших заявлений типа "я - еврейский редактор" мне, к сожалению, услышать еще не удавалось. А хотелось бы.

Теперь что касается "войны с женщинами". Вы тут явно и иезуитски передергиваете: воюю я не с женщинами, а с ОБВИНЯЕМЫМИ В ПРЕСТУПЛЕНИЯХ. А это - очень разные понятия. Васильева только по одному уголовному делу ОБВИНЯЕТСЯ в хищении 300 млн. рублей. Сметанова обвиняется в хищении 20 млн. рублей по той же статье УК. Вот потому я и спросил Путина: почему люди, обвиняемые в гораздо более масштабных хищениях, валяются на домашнем диване и пишут стихи, а те, кто совершил преступления меньшего "объема", лежат на тюремных нарах? Где же тут
"война с женщинами"? Может, вам еще не известно, что я "воюю" и с другими женщинами Сердюкова, - с теми, которым он незаконно выделил аж 28 квартир в Москве, - тех самых квартир, в которых давно должы были поселиться офицеры-очередники. Да, эти блатные дамы и с моей помощью сейчас выметаются из незаконно полученных жилищ в элитном доме. Но не на улицу! А в свои, давно полученные квартиры (у иных по две и по три). Может быть, вы и эту мою борьбу за права бездомных офицеров тоже назовете "войной против женщин". Может быть, вы и это назовете позицией "недостойной офицера"?

3. "Совершенно очевидно, что человек решает какую-то проблему. Всё, нет уже Сердюкова, уже сидит эта женщина под домашним арестом – это вообще не твой вопрос. Ты чего, парень?".

ОТВЕТ:
Я решал, решаю и буду решать проблему борьбы с коррупцией в армии. Я занимаюсь этой проблемой в "Комсомолке" уже 14 лет. Опубликовал сотни материалов на эту тему. И еще опубликую. За материалы, разоблачающие коррупцию в армии, имею премии от Союза журналистов, Генпрокуратуры. Почему же это "не мой вопрос"? Ты че, паренек, с телеги в детстве упал или кипа мозги пережала?

Это была ещё лирика, а потом пошла конкретика:

4."Ты входишь так же, как я, в общественный совет при министре обороны. В армии полно проблем. Она не наблюдает с открытым ртом стихи Васильевой. То есть человек выполнял чью-то просьбу, абсолютно очевидно. Для чего-то нужно было еще раз, там, нажать и повернуть".

ОТВЕТ:
Я "выполняю просьбу" только собственной совести. Это моя принципиальная позиция. Да, в армии полно проблем, я как-то об этом знаю. И коррупционная грязь в армии - одна из важнейших таких проблем. Очищение от такой грязи - тоже одно из стратегических направлений военной реформы. Ибо нам предстоит реформировать не только округа, флоты, армии, дивизии и бригады, но и души людские. Я с первого дня назначения Сердюкова "воевал" с ним.
Но почему же ты, хлопчик, так рьяно защищаешь его? Я не буду говорить категорично и утвердительно, как ты - "абсолютно очевидно".
Я буду говорить - "может быть".
Так вот.
Может быть, ты так рьяно защищаешь бездарного министра потому, что люди Сердюкова таскали тебе бабло за то, чтобы твоя радиостанция припудривала прыщавую жопу сердюковской военной реформы и создавала "позитивный образ" армии? А бабла на это отваливали много. По моим данным, в разые годы - от 100 до 200 млн. рублей. Сколько из них осело в карманах "Эха мацы"?

Может быть, ты так рьяно защищаешь Сердюкова потому, что офисы Сердюкова и Васильевой (по 600 кв. метров) соверешенно случайно оказались в том же доме на Арбате, где расположена радиостанция, а Следственный комитет
наложил арест на хоромы и помешал тебе бесплатно "перехватить" их под свою крышу? А, сынок? Ты-то чью "совершенно очевидную просьбу" выполнял?


5. "Вот вам и общественный совет при министре обороны и люди которые там. Как думаете какие вопросы они могут задавать и решать?".

ОТВЕТ.
Сынок, ты так же безобразно относишься к словам, как и к своей прическе. Ну нельзя же с провинциальным невежеством обзывать совет, в который ты входишь. Общественный совет создан при Министерстве, а не при министре обороны.Как говорят в армии, учи матчасть, сынок.
Какие вопросы я могу задавать и решать?
Вопросы могу задавать любые.
Например, я поставлю вопрос о том, чтобы старый Общественный совет первым делом отчитался о том, как расходовались деньги на создание положительного образа армии в СМИ? До последнего рубля. В том числе и потребую документы на оплату военных передач на "Эхе Москвы".
И чтобы следователи обязательно проверили финансовые документы на твоей радиостанции. Причем, просить меня никто не будет. Я сам подниму этот вопрос.
Но задавать вопросы очень легко. Самое главное - решать их.
Еще до появления в Общественном совете я реально помог многим офицерам (у которых было очень тяжелое семейное положение) получить квартиры или вернуться в армию. Они могут подтвердить это.
Я тоже приложил руку к тому, чтобы блатных сердюковских дамочек вышвырнули из незаконно затятых элитных хат в Москве.
Я первым поднял в газете, на радио и телевидении шум вокруг старинных картин классиков русской живописи, которые по распоряжению Васильевой и приказу Сердюкова изъяли из Культурного центра Вооруженных сил.И добился того, чтобы все они вернулись на родное место.
Я бы мог приводить здесь десятки примеров конкретного решения людских проблем. Но не будем "мериться пиписьками". Я просто хочу сказать, что заработал моральное право быть в ОС реальной работой, а не пизд-жом в эфире. Хотелось бы и мне услышать от тебя, что ты конкретно сделал для военных людей (радиоттреп не в счет).
Я готов отчитаться перед ними. А ты?

P.S. На "Эхе" к Сердюкову относились, действительно, трепетно. Я-то думал, только за то, что он подрывает обороноспособность России. А это ещё и кормушка была, как выясняется. Отчего-то мне кажется, Венедиктов зря растопырил пальцы на Виктора Баранца. Немного не рассчитал пределов допустимой наглости. Конечно, ближайшее будущее покажет, но есть явное ощущение, что у очередного "уникального журналистского коллектива" вскоре начнутся определённые проблемы.

Сможет ли демократия защитить себя от либерастии?

«Файл.рф» - Французские мэры взбунтовались против содомизации страны.

Более 20 000 мэров по всей Франции выступили против закона, легализующего однополые браки. Глава города Сотевиль-су-ле-валь и представитель организации «Мэры за детей» Франк Мейер в интервью радио «Голос России» рассказал о том, как правительство Олланда обмануло градоначальников и чем они намерены ответить.

Напомним, 23 апреля Франция стала 14-й страной, легализовавшей однополые браки. Для президента-социалиста Франсуа Олланда закон «брак для всех» был одним из главных предвыборных обещаний. Подойдя к первому году своего правления с рекордно низким рейтингом (25%), президент всё же добился одобрения скандального законопроекта в парламенте.  Стоило ему это немало: «брак для всех» расколол французское общество и вывел на улицы тысячи французов – противников однополых «браков» и в особенности усыновления такими «супругами» детей.

Ныне буквально по  всей стране мэры городов открыто заявляют, что отказываются регистрировать однополые браки. С таким демаршем 25 апреля выступил глава города Абжатсюр Бандиа, Жан Клод Масью, предложив местным гомосексуалистам подыскать другое место для своих «свадеб», передаёт радиостанция «Голос России». Ни он, ни его заместители иметь дело с однополыми браками не намерены и обвинения в дискриминации, которые рискуют обернуться 3 годами тюрьмы и штрафом в размере 45 000 евро, их не пугают.

«Для нас закон "брак для всех" – это предательство детей Франции, – говорит представитель организации «Мэры за детей» Франк Мейер. И мы призываем сопротивляться до последнего».
Мейер заявил, что французские мэры больше всего возмущены тем, что все обещания, которые давали Олланд и его министры, не выполнены – ни совместное обсуждение закона, ни создание рабочей группы.

Собеседник радиостанции «Голос России» указал и на то, что нынешний закон пытается отменить фундаментальное для Франции «право совести«, гарантированное также Европейской конвенцией по правам человека. Следуя этому праву, мэры вполне могут отказываться ставить свою подпись под актами, которые противоречат их совести.

Франк Мейер высказал также в интервью нетривиальное соображение: «Сначала надо было хорошенько понять, чего же на самом деле хотят представители секс-меньшинств, – сказал он. – Потому что многие их них не просили ни браков, ни усыновления и крайне скептически отнеслись к попыткам правительства втянуть их в политические дебаты, сделать их политическим инструментом». Тем самым он фактически подтверждает, что инициатива подобных  законов приходит не «снизу», от «гомосексуальной общественности», а навязывается сверху, из неких единых  законодательных  «евро-кулуаров».

P.S. 20 тысяч мэров, отказывающихся выполнять преступный закон – это впечатляет. Радует, что у французов ещё остались силы сопротивляться либеральной диктатуре, уничтожающей основы человеческого общества.